Волна стачек прокатилась по Китаю

Китайская экономика, как утверждается, служит исключением в мировом кризисе капитализма. Расскажите об этом тысячам китайским рабочим, которые за последние недели участвовали в волне стачек, охвативших многие части страны.

Среди самых нашумевших стала борьба на ряде предприятий «Хонды», на которых до сих пор прокатились три забастовочные волны – даже после того, как работникам удалось добиться повышения зарплаты после первой забастовки на 24%. На «Фоксконне», изготовителе  Ipods, где недавно было много случаев самоубийств, в результате забастовки зарплату пришлось повысить на 70%. На машиностроительной фабрике КОК произошли столкновения между силами безопасности и работниками, когда первые попытались помешать вторым вынести забастовку на улицы.

Китайские СМИ не стали замалчивать данные забастовки, поскольку все эти компании принадлежат иностранцам, и трудовые конфликты используются для пропаганды против соперника Китая в регионе – Японии и Южной Кореи. В действительности же, забастовочное движение охватило и работников многих китайских предприятий и во многих городах. Общим местом стало использование полиции и других сил безопасности.

Распространение забастовок

СМИ за пределами Китая быстро пришлось понять, что происходит нечто значительное. Публикуя такие заголовки, как «Подъем китайского рабочего движения» (businessweek.com), «Новое поколение сотрясает трудовой пейзаж Китая» (Рейтер) и «Забастовки ставят Китай на грань трудовых волнений» (Ассошиэйтед пресс), буржуазия признает, пусть и на свой лад, что хотя и в прошлом рост недовольства рабочего класса в Китае был очевиден, нынешнее движение стало чем-то куда большим.

В статье Ассошиэйтед пресс от 11 июня говорится: «Власти долго терпели ограниченные, локальные протесты рабочих, недовольных зарплатой или другими проблемами, возможно, признавая необходимость дать выход подобному разочарованию». Однако «Файнэншл таймс» добавляет 11 июня: «Появляются признаки того, что рабочие протесты в Китае куда более широко распространены и скоординированы, чем думали прежде. Это порождает опасность подражательных стачек, что увеличит расходы ТНК». А один гонконгский экономист, которого цитирует «Дейли телеграф» 10 июня, откликается на это так: «…Достаточно вспыхнуть одной искре, и новости распространятся по всему Китаю, что может привести к аналогичным стачкам на других фабриках».

Труд и капитал

Эксперты пытаются объяснить причины борьбы, ее тенденцию вдохновлять других и распространяться на них. «Рабочие информируют друг друга о забастовочном выступлении по мобильным телефонам и через сервис мгновенного обмена сообщениями QQ. Они часто сравнивают зарплату и условия труда с работниками из их родной провинции и используют результаты для переговоров с предпринимателями, говорит Джозеф Чэн, профессор Гонконгского городского университета. «(Рабочие протесты) происходят с начала года по всей дельте рек Жемчужная и Янцзы», по причине сокращения занятости»» («Файнэншл таймс», 11 июня 2010). Другой «эксперт» подытоживает: ««Одна из стачек произошла, когда рабочие сошлись именно благодаря посылке друг другу факсов, – говорит Дун Баохуа, преподаватель права Восточно-китайского университета политики и права. – Современные технологии облегчают проведение забастовок»». (Там же).

Действительно, рабочие используют технические новшества, но это не объясняет, почему работники бастуют и почему они стремятся объединиться в борьбе. Причины этого лежат в материальных условиях жизни и труда работников. Согласно официальной статистике, в 1983 г., объем зарплат составлял 56% китайского ВВП; в 2005 г. цифра сократилась до 36%. В течение последних 5 лет примерно каждый четвертый работник в Китае не получал повышения зарплаты. Если кто-то что-то и получил от китайского экономического чуда, то не рабочий класс. Недавние повышения минимальной зарплаты в таких важных промышленных провинциях, как Гуандун, Шаньдун, Нинся и Хубэй, объяснялись стремлением компенсировать влияние инфляции, но даже в государственных СМИ встречались предположения, что одним из мотивов было предотвращение социальных волнений.

В он-лайн версии официозной «Жэньминь жибао», в статье под заголовком «Эксперты предупреждают о том, что грядет рост числа рабочих волнений», можно прочитать: «Растущие трудовые волнения, зародившиеся в Южном Китае, могут в ближайшем будущем привести к тенденции повышения зарплаты». Газета пытается изобразить это как «возможность» и не дает никакого объяснение «волнениям». Однако, подобно капиталистам в других странах, китайские умеют считать. Как пояснил один чиновник относительно планов капиталовложений в Гонконге: «Если затраты на труд вырастут, их прибыль будет сокращаться, и они могут даже перенести свои фабрики в другие страны, которые смогут обеспечить им более дешевый труд».

Организовываться – в профсоюзы или вне их?

В Китае давно растет разочарование и нетерпение в отношении профсоюзов. Эти чисто государственные органы не только мешают стачкам и пытаются предотвратить их; на «Хонде» они даже применили физическую силу против рабочих, которые, в свою очередь, обрушились на профсоюзных чиновников. Не удивительно, что рабочие пытаются идти иным путем. Например, в статье, опубликованной в «Нью-Йорк таймс» 10 июня 2010, сообщалось, что «рассеянные стачки начали растекаться по китайским провинциям, до сих пор не затронутым трудовыми волнениями», и рассказывалось, что произошло на «Хонде» во время одной из стачек: «Бастующие создали стройную, демократическую организацию, в реальности избрав фабричных старост, которые должны были представлять их в коллективных переговорах с администрацией. Они требовали также права на создание профсоюза, независимого от подконтрольной правительству национальной федерации профсоюзов, которая давно уже сосредоточилась на сохранение трудового мира ради привлечения иностранных инвесторов». (…)

Попытки рабочих взять борьбу в свои собственные руки может принимать различные формы: фабричных старост, выборных комитетов, делегаций, направляемых к другим работникам, общих собраний, на которых работники принимают свои собственные решения насчет организации борьбы. Здесь нет автоматически-неизбежного прогресса, и бывает множество ошибочных попыток. Но важно видеть динамику движения.

В ходе первой стачки на «Хонде» было заявление одной из делегаций, явно содержавшее иллюзии в отношении профсоюзов. Но было и другое, содержавшее здоровые идеи: «Мы боремся за права не только 1800 рабочих, но и всех рабочих, по всей стране». Эти рабочие могут говорить о «правах», вместо освобождения, но ясно демонстрируют, что хотят движения, выходящего за рамки одной фабрики.

Хотя в одной из частей документа заверяется, что «долг профсоюза – защищать коллективные интересы работников и обеспечивать руководство в рабочих стачках», имеется пассаж, свидетельствующий о развитии и других идей: «Все мы, рабочие «Хонда партс ауто мануфакчьюринг компани Лимитед», должны держаться вместе, а не разъединенные администрацией. Мы понимаем, что среди нас неизбежны различные мнения. Мы призываем всех рабочих высказывать свои взгляды рабочим представителям. Хотя эти представители не охватывают всех рабочих, во всех отделениях, они воспринимают мнения всех рабочих фабрики серьезно и на равных. Конвейерные рабочие, проявляющие интерес и желание принять участие в переговорах с администрацией, могут войти в делегацию путем выборов… Без одобрения со стороны рабочей ассамблеи, представители не станут в одностороннем порядке принимать предложение насчет условий, которые будут ниже, чем вышеперечисленные требования». Это цитата из перевода, появившегося на libcom.org. Интересно отметить, что отрывок, в котором речь идет о необходимости рабочего единства, переведен на businessweek.com следующим образом: «Мы призываем всех рабочих сохранять высокую степень единства и не позволить капиталистам разделить нас».

Какой бы перевод ни был точнее, необходимость рабочего единства против «администрации» или «капиталистов» – первоочередная задача для борьбы трудящегося класса. Материальная ситуация в Китае, которая подталкивает к борьбе, и вопрос об организации – те же самые, что стоят перед работниками во всем мире.

World Revolution, 15.06 – 15.07.2010.

Перевод В.Г.

Печатается с небольшими сокращениями