Бессмертный К. С. Болото «новых левых». Часть 2: Неоанархизм

Во многом именно с распространением в международной левацкой среде идей «новых левых» связано то, что современный анархизм в мире крайне маргинализирован. Как уже отмечалось в первой части данного текста, связано это, конечно, не только с «новыми левыми», но и с общей ситуаций, в которой оказалось человечество после Второй мировой войны: радикальные левые были давно разгромлены, а надежды на новый революционный подъем не оправдались. Точнее, подъем было наметился, однако оказался быстро задавлен «кнутом и пряником»: репрессии против недовольных сопровождались ростом социальных расходов, у многих людей все более расширялся список того, что они «могли потерять».

Создавшая ситуация серьезно ударила по многим леворадикалам. Дезориентированные революционеры, пытаясь найти выход, подчас попадали в ловушку либо «реформизма», либо «мнимого радикализма» (1) . Наиболее же «продвинутые» пытались, прежде всего, понять произошедшие изменения и их влияние на социум. Велись поиски «нового революционного субъекта». Прежние разговоры о классовой борьбе между пролетариатом и буржуазией казались теперь многим устаревшими.

Выход искали все, в том числе анархисты. И они, так же, как и многие марксисты, подверглись новомодным веяниям «новых левых» идей (2) . Синдикализм впал в немилость, смешавшись в умах радикальных борцов с системой с банальным тред-юнионизмом, т.е. обычным реформистским профсоюзным движением на службе Государства и Капитала. На этом фоне стали искать сменщика для «обуржуазившихся» пролетариев.

Поиски анархистов «новолевой волны» на теоретическом уровне при этом плавно перетекали в практическую плоскость того самого «мнимого радикализма», то есть «повстанчества» («инсуррекционализма»). При этом, конечно же, «повстанцы» (Альфредо Бонанно, Ферл Фавн и др.) не были одиноки в своем увлечении подобными изысками в области теории. В частности, можно вспомнить и о таких теоретиках новой волны, как Боб Блэк или Хаким Бей, а также о столь заметном представителе данной анархистской разновидности как американская неформальная сеть CrimethInc.

За последние несколько лет в левацкой российской среде буйным цветом расцвел интерес к всевозможным изводам анархизма новой волны, вышло множество брошюр и книг этой и об этой публике. В связи с этим попробуем разобраться в основных вопросах, вызываемых чтением подобной псевдоинтеллектуальной литературы.

Инсуррекционалисты

Представители данного направления в современном анархизме взяли за исходную точку новолевую максиму о крахе всех тактик старых левых. Действуя в конформистском русле принятия, как данности, логики сдавшегося и / или продавшегося большинства, идеологи инсуррекционализма пошли по пути развития революционной антисистемной борьбы по правилам игры, предлагаемым самой Системой.

С развитием общества потребления и зрелища усилились темпы атомизации социума, а официальные («желтые») профсоюзы вытеснили какие бы то ни было другие профессиональные объединения. Не задумываясь о последствиях, инсуррекционалисты приняли брошенный вызов в том виде, в каком он был им дан. Они сочли, что организация – зло, залог поражения (3). Этих людей не волновали реальные причины поражения массового революционного анархистского движения первой половины двадцатого века, в действительности их волновало только то, что они проиграли (4). Под это подгонялись и аналитическо-исследовательские потуги, под это же выстраивалась и теория новой борьбы – бесструктурность и антиогранизационизм (5).

Самое интересное при этом, что антиогранизационизм новомодных «повстанцев» был не менее старым понятием, чем организованные методы борьбы. Из пепла восставали давно дискредитировавшие себя провальные тактика пропаганды действием (6), индивидуальный террор (насилие) и откровенно извращенная тактика «аффинити-групп», позаимствованная из испанской анархистской традиции (7).

«Стремительно деградировали традиционные структуры рабочего сопротивления (партии, профсоюзы). Профсоюзный активизм старого типа начал исчезать, в первую очередь тот, что тяготел к революции и самоуправлению. Но что ещё более важно, мы стали свидетелями коллапса коммунизма, претендовавшего на построение социалистического государства (с помощью идеологического контроля и полицейских репрессий).

Трудно утверждать, что появилась хоть какая-нибудь новая организационная стратегия, способная ответить на все эти изменения капиталистического производства и социальной реальности в целом»(8) .

Из сложившегося положения вещей делался нехитрый вывод: борьба «по-старому» невозможна теперь в принципе, а потому необходимо делать упор на частные случаи в рамках Системы, развивать социальную борьбу – антивоенную, антикорпоративную, против загрязнения окружающей среды, и т. п. (9) Более того, теоретики от инсуррекционализма даже умудрились противопоставить вещи из совершенно разных плоскостей, чем сделали еще одну глиняную подпорку для своей картонной теории. Они противопоставили создание организационных структур некому «восстанию», самодостаточному, по их версии, действу, через которое только и возможно якобы в существующих ныне условиях совершить социальную революцию (10). Отсюда же следовал и другой вывод, озвученный Альфредом Бонанно и гласивший, что «наша революция есть хаос» (11). Ему же вторил и Ферл Фавн со своими идеями «дикой революции» и «упразднения общества», из чего этот певец маргинальных идеек заключал, что «духовно-свободные личности не заинтересованы в таких отношениях как социальные роли» (12).

Собственно, подобные сентенции в исполнении «повстанцев» вполне закономерны. Начали они с того, что плоха любая организованная борьба, обреченная, по их мнению, на провал априори. Что ж – продолжение в духе воспевания социальной атомизации вполне логично.

По-своему примечательно, что «повстанцы» подверглись критике даже со стороны «социально близких» к себе CrimethInc’еров:

«Для большинства инсуррекционистов является аксиомой, что человек должен не ждать благоприятных обстоятельств, а немедленно бросаться в бой. Как противоядие от описанной выше выжидательности, такая позиция годится превосходно; но как моральное обязательство, догма, предопределяющая любое твоё решение, она может быть опасно бессмысленной» (13).

Но какое им дело до «размышлений»! Их дело – «ввязаться в бой», и не так важно, какой и за или против чего, и втянуть в него как можно больше окружающих. Впрочем, «ничто не ново под луной», и все это до боли напоминает недалеких террористов-безмотивников прошлого, своими действиями только все дальше загонявших в социально-политическое гетто самих себя и анархизм в целом.

Пост-(левый) анархизм образа жизни

Уставшие от «догматизма» старых левых леваки новой волны решили, что им необходимо в обязательном порядке избавиться от хлама прошлого, каким бы оно ни было. Понять прошлое – это так скучно, особенно когда умению логического мышления ты не обучен, зато научился считать «нравоучением» все, что не укладывается в Прокрустово ложе твоего мировосприятия. Именно отсюда воспоследовало утверждение о том, что:

«Одной из самых сложных проблем современного анархизма была постоянная фиксированность на попытках возрождения борьбы прошлого, как будто с 1919-го, 1936-го или, лучше, 1968-го годов ничего значимого не произошло. Отчасти — это последствие долго царившего среди большинства анархистов анти-интеллектуализма. Отчасти — это результат исторического заката анархизма в виду победы большевистского государственного коммунизма и (само-) поражения Испанской революции» (14).

Из этого нехитрого анализа оставалось только сделать далеко идущий вывод о том, что все наследие прошлого и правда хлам, и ничего кроме хлама. Всё было смешано в одну кучу, как и было завещано «массовым обществом» эпохи Генри Форда:

«Но для всех леваков (включая левых анархистов), с другой стороны, центральная стратегия всегда чётко фокусируется на создании организаций-посредников между капиталом и государством с одной стороны и массой недовольных, относительно беспомощных людей, с другой. (…)

Организации-посредники включали в себя политические партии, синдикалистские профсоюзы, массовые политические организации, передовые группы, кампании по одной теме и т.д. Их целями всегда является кристаллизация и затвердевание определённых аспектов всеобщего социального бунта в ограниченные формы идеологии и соответствующие формы активности» (15).

Весьма показательно, что «пост-левые» анархисты всеми силами открещиваются от какой бы то ни было «левизны», однако при этом, в реальности, остаются вполне типичными леваками (леворадикалами), какими были в прошлом всевозможные антиорганизационисты от анархизма, индивидуалисты (16). Отличает их разве что риторика. В этой связи термин, введенный в 1987 г. Хакимом Беем и стоящий несколько обособленно от «пост-левого анархизма» («пост-левой анархии», «постлефтизма») – «пост-анархизм» представляется более точным и уместным для обозначения всей этой публики. Публики, считающей, «что чёткое разделение между «хорошим Обществом» и «плохим Государством» невозможно» (17).

В связи с этим был провозглашен культ «постоянного хаоса», «самоосвобождения» и прочих вывертов (18) беснующегося мелко- (и не только «мелко») буржуазного сознания.

Говоря о любителях всевозможных «пост-(левых) анархизмов» - антиорганизационистах на ум сразу приходит понятие «бесструктурности», а точнее ее тирании (19). Этакое общество разобщенных людей, возведенное при этом в абсолют псевдосвободы («свободы от», как сказал бы Эрих Фромм) (20).

Любителям отрицать понятия «левый» и «правый», чтобы встать над и вне данной дихотомии (де факто оставаясь все равно леваками, по крайней мере, при изначальной постановке вопроса), стоит помнить о том, что «Концепция “ни левое ни правое” стала отправной точкой для ряда враждебных свободе идеологических направлений. Сторонники “Третьей позиции”, “национал-анархизма”, национал-синдикализма, и раннего фашизма мыслили себя, как “ни правые и ни левые”. Что им не мешало и не мешает оставаться ультраправыми» (21). Вообще говоря, заигрывать с фашистской эстетикой у подобных нелевых леваков – дело вполне обычное (22). Отсюда понятно, что такое явление, как «национал-анархизм» (23), – вполне закономерное и симптоматичное явление.

Отмечу также не так давно переведенную на русский язык книгу, уже успевшую «пошуметь» в разных уголках планеты – «Грядущее восстание». При этом, не смотря на всю шумиху, поднятую вокруг книги, реальная ее революционная ценность стремительно приближается к нулевой отметке (24).

Подводя итог всей этой «пост-лево-новолевой» анархо-братии, стоит еще раз обратиться к критике «Грядущего восстания»:

«Драться на улицах, захватывать пустующие дома, не работать, безумно любить и воровать в магазинах. Настоящий перечень по Преверу: можно было бы добавить еще играть на банджо и заниматься дельтапланеризмом!» (25).

Уж очень весь этот неолевацкий «отказ от работы» (26) отдает мыслишками не обремененных заботами о будущем разного рода студентов из вполне себе обеспеченных семей. Что называется, «бунт среднего класса» в худшем смысле слова. Не позитивное восстание, как это грезилось в свое время Борису Кагарлицкому (27), а именно что никчемный бунт.

Именно поэтому не анархизм является препятствием для анархии (28), а такие вот нарциссические, самовлюбленные «революционеры образа жизни», не обремененные ничем, кроме своих инфантильных игрищ по правилам Спектакля, который они так не любят. Именно они являются препятствием для анархии, да и для развития анархистской теории, которую они так любят с визжащим пафосом опошлять до полнейшего идиотизма (29). Или, как их еще иногда называют: «Высокомерное, инфантильное, среднеклассовое дерьмо» (30).

Собственно говоря, ни на что особо большее, чем плюнуть на «славное прошлое» (31), чтобы гордо выпендриться в настоящем, выпустив весь революционный пар через самоудовлетворящий бунт ради бунта, пока общественный котел не начал подумывать о взрыве, фантазии у такой публики не хватает. Именно поэтому их собственный призыв к необходимости теории быть адекватной практической реальности, необходимости быть достаточно гибкими для ведения адекватной реалиям повседневной жизни борьбы (32) – повисает в воздухе. Эта публика обращается к миру с советом, которому сама же и не следует.

Впрочем, проблема не только в этой публике, но и в тех, кто их критикует: «Похвально то, что Crimethinc. не тратит много времени на обсуждение постреволюционной утопии» (33). Звучит, конечно, интересно, особенно если призадуматься о том, что, возможно, подобная публика не тратит на обсуждение «утопий» время лишь по той простой причине, что им нечего предложить. Впрочем, на большее со стороны тех, по чьей логике самым истинным революционером оказывается выброшенный на обочину жизни бомж (34), рассчитывать и не приходится:

"Через свои публикации она формирует у десятков тысяч людей представление о том, что такое анархизм… обвиняя каждого, кто не является панком-маргиналом, добывающим пищу на помойке, соучастником «системы»" (35) .

Что ж, к этому и вправду мало что можно добавить (36). Занавес.

К.С. Бессмертный

Январь 2013

Примечания:

(1) См. подробнее: Бессмертный К.С. Почему я не повстанец, или критика идиотического мондиализма. http://aitrus.info/node/1691 ; Его же. Реформизм и анархия. http://aitrus.info/node/1704

(2) См.: МакКуин Дж. Пост-левая анархия: Оставляя левых позади – http://liberadio.noblogs.org/files/2010/12/mcqueen-postleft-ru.pdf ; N. Пост-анархизм // Ситуация, №19, май 2007. С. 6.

(3) См. например: Бонанно А. Вооружённая радость // Анон, Бонанно А., Фавн Ф., Эрнандес Х. На ножах со всем существующем. – Рига: Умопомрачительный Самиздат, 2006. С. 27, 29, 30; Его же. Повстанческие анархисты против нового технологического порядка // Там же. С. 62-63.

(4) Бонанно А.М. Альфредо Бонанно. Критика анархо-синдикалистских методов – http://mpst.anho.org/wp-content/uploads/2008/10/Alfredo_B_critique_of_sy... . Не убедительно выглядит и попытка найти исторические обоснования для современного повстанчества со стороны американского анархиста, историка Питера Гелдерлоса (Гелдерлос П. Восстание или организация? – http://mpst.anho.org/wp-content/uploads/2010/01/Peter-Gelderloos.doc), в связи с чем более убедительным выглядит именно критикуемый им Джо Блэк (Блэк Дж. Анархизм, восстания и повстанчество – http://mpst.anho.org/wp-content/uploads/2008/02/%D0%90%D0%BD%D0%B0%D1%80...). Что касается Гелдерлоса, то в его слабости как историка, и уж тем более в его слабости реконструировать причинно-следственные связи хорошо убеждает книга автора «Анархия работает» (Гелдерлоос П. Анархия работает. – М.: Радикальная теория и практика, 2012.).

(5) Бонанно А.М. От бунта к восстанию: Анализ перспектив анархизма в эпоху пост-индустриального капитализма – http://spb-anarchists.anho.org/bonanno01.htm.

(6) Они считали, на словах, что пропаганда действием в исторической традиции Малатесты устарела (Бонанно А. Выступление на анархистской конференции, состоявшейся в Милане 13 октября 1985 года на тему «Анархизм и повстанческий проект» // Указ. соч. С. 142), однако тем самым только пускали пыль в глаза самим себе.

(7) Бонанно А.М. Анархическое напряжение – http://spb-anarchists.anho.org/bonanno02.htm ; Бонанно А. Повстанческие анархисты против нового технологического порядка // Указ. соч. С. 64-64.; Букчин М. Социальный анархизм или анархизм образа жизни: непреодолимая пропасть (Часть 1) – http://aitrus.info/node/626

(8) Бонанно А. Повстанческие анархисты против нового технологического порядка // Указ. соч. С. 58.; Бонанно А.М. От бунта к восстанию.

(9) Анон. На ножах со всем существующим, его защитниками и ложными критиками // Указ. соч. С. 94-95.

(10) Там же. С. 95-97.

(11) Бонанно А. Порядок и хаос - http://liberadio.noblogs.org/post/2010/07/20/bonanno-xaoc

(12) Фавн Ф. Преобразование общества или его упразднение? // Фавн Ф. Дикая революция. Преобразование общества или его упразднение? Кочевнический мятеж (Отрывки). – Б.м.: Автономное издательство, 2012. С. 18.

(13) Признайся - ты хочешь восстания! – http://avtonom.org/freenews/priznaysya-ty-hochesh-vosstaniya

(14) МакКуин Дж. Указ. соч.

(15) Там же.

(16) «Анархо-индивидуалисты едва ли имеют, да и когда-либо имели влияние на работающее население. Они тяготеют к подчёркиванию своей уникальности вызывающим поведением, необычным стилем жизни; анархо-индивидуализм остаётся богемным стилем жизни» (Тудаев О. Метафорический анархизм Дядюшки Мокуса – http://samlib.ru/o/olladij_t/mokuss.shtml). Подобное определение «анархо-индивилуалистов» вполне подходит и для новомодных «постлефтистов».

(17) N. Пост-анархизм. С. 6.

(18) Бей Х. Пост-анархистская анархия – http://hakim-bey.gnostik.ru/post-a.htm

(19) Фримен Дж. Тирания бесструктурности – http://avtonom.org/old/lib/theory/friman_tirrania.html

(20) См.: Фромм Э. Бегство от свободы // Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006. С. 46-49.

(21) В. З. Постлефтизм. Сферический анархизм в вакууме – http://livasprava.info/content/view/2674

(22) Коммунистическая критика некоторых аспектов ранней CrimethInc – http://mpst.org/novosti/kommunisticheskaya-kritika-nekotoryih-aspektov-r...

(23) Саншайн С. Новое имя фашизма: национал-анархисты // Вирно П., Кайндль К., Саншайн С. Три текста о новом фашизме. М.: Свободное марксистское издательство, 2011. С. 18-35.

(24) См.: Критика «Грядущего восстания» – http://aitrus.info/node/1576

(25) Там же.

(26) Блэк Б. Анархизм и другие препятствия для анархии. – М.: Гилея, 2004. С. 27-48.

(27) См.: Кагарлицкий Б.Ю. Восстание среднего класса. – М.: Ультра. Культура, 2003.

(28) Блэк Б. Указ. соч. С. 74-77.

(29) См. например, вполне репрезентативный в этом смысле сборник статей Хакима Бея: Бей Х. Хаос и анархия. Революционная сотериология. – М.: Гилея, 2002.

(30) Weeler. CrimethInc. Политика для тех, кому слишком скучно // Максималист, №3, лето 2010. С. 40.

(31) Анархия в эпоху динозавров. М.: Гилея, 2010. С. 7.

(32) Там же. С. 21.

(33) Коммунистическая критика…

(34) Weeler. CrimethInc. Политика… С. 39.

(35) Коммунистическая критика…

(36) Остается только надеется, что самокритика и рефлексия в духе CremethInc’еров получат в данной среде дальнейшее распространение: "Современные повстанческие анархисты ставят перед нами тот же вопрос, и ответы, которые они дают, столь же ограничены, как и наши. Ни добровольная безработица, ни бездумный вандализм не способны сами по себе втащить общество в революционную ситуацию. Несмотря на все наши старания, мы всё ещё находимся в самом начале пути, всем своим существом понимая, что для достижения революционной ситуации необходим принципиально иной способ жизни на нашей планете. (…) Сегодня перед нами не стоит задача убедить людей отказаться от продажи своего труда. Мы должны продемонстрировать, как избыточный рабочий класс может выжить и как он может сопротивляться в новых условиях. Безработицы у нас теперь с избытком - осталось остановить процессы, производящие нищету".
(Борьба в новых условиях. Что изменилось в XXI веке – https://avtonom.org/news/borba-v-novyh-usloviyah-chto-izmenilos-v-xxi-veke)

Именно что изменение «на планете», а не создание (псевдо)революционной ситуации путем «выпадения из общества» его отдельных представителей, отказывающихся «работать на дядю» и постулирующих бомжевание и нищету!
 

Данный текст является продолжением ранее опубликованных материалов:

1. Почему я не повстанец, или критика идиотического мондиализма. http://aitrus.info/node/1691

2. Анархизм и национализм: дороги разных направлений. http://aitrus.info/node/1696

3. Анархизм и марксизм: проблема сожительства. http://aitrus.info/node/1702

4. Реформизм и анархия. http://aitrus.info/node/1704

5. Платформизм, антиорганизационизм и «пацифизм». Часть 1: Критика классического платформизма. От Аршинова до Фонтени. http://aitrus.info/node/1719

6. Платформизм, антиорганизационизм и «пацифизм». Часть 2: Соверменные платформисты; антиорганизационизм и непротивленцы. http://aitrus.info/node/1753

7. Болото «новых левых». Часть 1: Леваки. http://www.aitrus.info/node/1965